Зураб Абашидзе

(Фото: Дмитрий Коробейников / РИА Новости)

От диалога с Россией, который начал восстанавливаться в 2012 году после вооруженного конфликта в Южной Осетии, Грузия ожидала рассмотрения не только торгово-экономических и гуманитарных вопросов, но и территориальных. Об этом спецпредставитель премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураб Абашидзе сообщил в интервью газете «Коммерсантъ».

Территориальные проблемы, связанные с Абхазией и Южной Осетией, по его мнению, остаются для грузин «в высшей степени эмоциональной темой». Именно это, считает Абашидзе, в некоторой степени привело к июньским протестам и нынешнему кризису в отношениях между Грузией и Россией.

Фотогалерея 

Разгон митинга оппозиции в Тбилиси. Фоторепортаж

За его «техническую сторону» — «ошибки организационного характера», — пояснил спецпредставитель премьер-министра Грузии, ответственность взяла на себя правящая партия республики. Однако есть у этой ситуации, уверен Абашидзе, и более «глубокие причины».

С 2008 года, после вооруженного конфликта в Южной Осетии, напомнил он, у сторон вообще не было дипломатических отношений. «Когда в 2012 году только начинался неформальный прямой диалог России и Грузии, <…> формат так называемых женевских дискуссий уже работал и занимался острыми политическими вопросами, в том числе связанными с Абхазией и Цхинвальским регионом», — заметил он, подчеркнув, что эта площадка действует до сих пор и является «важнейшим форматом». Однако за все время ее существования прогресса в этих темах достигнуто не было, говорит Абашидзе.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

В 2012 году, когда грузинские власти начинали новый формат переговоров, «повестка которых предусматривала рассмотрение в основном практических вопросов», грузинские власти, по словам чиновника, «конечно, хотели восстановить и торговлю, и транспортное сообщение, и решить гуманитарные проблемы». «Но внутренне, эмоционально люди ждали того, что, восстановив эти практические связи, все это будет каким-то образом способствовать решению самых сложных проблем, связанных с территориальной целостностью Грузии», — пояснил Абашидзе. Этого, констатировал он, не произошло.

Бизнес

Минтранс оценит потери авиакомпаний из-за запрета полетов в Грузию

Именно с этим спецпредставитель премьер-министра республики связал «глубинную причину» начавшихся в Грузии антироссийских протестных акций.

Они начались в республике 20 июня после визита в Грузию российской делегации, которую возглавлял депутат Госдумы Сергей Гаврилов. В Грузию российские парламентарии приехали для участия в Межпарламентской ассамблее православия, которая прошла в республиканском парламенте. В ходе этого мероприятия Гаврилов сел в кресло спикера, что возмутило местную оппозицию.

Кроме того, начали распространяться сообщения о том, что Гаврилов участвовал в боевых действиях в Абхазии. Сам парламентарий это впоследствии назвал ложью.

Южная Осетия и Абхазия провозгласили свою независимость от Грузии в 2008 году. Это произошло после завершения в закавказской республике вооруженного конфликта, в котором участвовала Грузия, а также силы самой Южной Осетии и Абхазии и Россия. Ситуация там обострилась после того, как грузинские военнослужащие подвергли массированному обстрелу Цхинвал — столицу Южной Осетии. В ответ на это Дмитрий Медведев, занимавший на тот момент должность президента России, объявил о начале «операции по принуждению к миру»: в Южную Осетию были введены российские войска.

Боевые действия завершились подписанием главами Абхазии, Южной Осетии, Грузии и России плана мирного урегулирования. Москва затем признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами, Тбилиси в ответ на это разорвал с ней дипломатические отношения. Западные страны, в том числе США, независимость этих территорий не признают и считают их частью Грузии.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Евгения Маляренко
27.06.2019